Статьи

Помощник Боба Лавлесса

Все ценители и обожатели найфмейкера Боба Лавлесса знают, что тем, кому посчастливилось стать подмастерьем у знаменитого мастера, сами со временем переходили на «ты» со сталью и металлом. Первым счастливчиком стал Стив Джонсон, а затем – и Джим Мерритт. Эти два самых известных ученика до самой смерти своего учителя перенимали его мастерство. Но слышали ли вы когда-нибудь о Джоне Уилсоне?

Джон Уилсон родился в городе Онтарио в Канаде в апреле 1965 года. Он рос самым обыкновенным ребёнком, получил образование и стал работать электриком. Чувствуя в себе силы, в возрасте 20 лет, Уилсон покинул родной город. Недолгое время Джон работал в качестве инструктора по рыболовству, после чего судьба забросила его в Анахайм, штат Калифорния, США. В 1990 году Джон посещал курсы машиниста с целью развития и обогащения своих профессиональных навыков. В 1994 году он перебрался в город Риверсайд, штат Калифорния. В том же году, один из его клиентов вскользь упомянул о Бобе Лавлессе, назвав того «величайшим из найфмейкеров во всём мире». Джон был очень заинтригован и решил во что бы то ни стало встретиться с этим человеком.

«Я нашёл телефонный номер Боба, позвонил ему и поинтересовался, может ли он встретиться со мной. Он согласился и пригласил меня в свою мастерскую. Как оказалось, в тот момент мы жили всего в миле друг от друга! Когда я пришёл к Бобу в мастерскую, мы проговорили целый час. С того момента я всерьёз увлёкся ножами. Я стал всё чаще заходить к Бобу в цех, однако наши беседы были очень короткими».

Судьба вновь столкнула их двоих уже в 2004 году в парикмахерской, и, с того момента, отношения будущих учителя и ученика перешли на новый уровень.

«Я ждал своего парикмахера, когда вошёл Боб и сел рядом. Мы поздоровались и перекинулись парой дежурных фраз, после чего Боб спросил, до сих пор ли я работаю машинистом. Я ответил, что работаю, и тогда Боб спросил мой телефонный номер и обещал перезвонить. Я с нетерпением ждал и этого звонка, и вот 11 января я вернулся с работы и на автоответчике обнаружил послание от Боба. Я тут же перезвонил ему, и Боб пригласил меня к себе в мастерскую. Конечно же, я с радостью побежал туда!»

К огромному удивлению Джона, Боб предложил ему учиться делать ножи, и уже на следующий день Джон направился в цех к легенде найфмейкерского искусства.

Как отец с сыном.

Поначалу в обязанности Джона входило лишь изготовление чехлов и обработка гарды. К тому же Джон служил «мальчиком-на-побегушках» у своего учителя. Когда у мужчин появлялось свободное время, они вели интересные беседы и дискуссии в мастерской, которые порой заканчивались лишь глубокой ночью.

«Мы могли сидеть и разговаривать в мастерской Боба буквально часами и обо всём на свете. Наше общение со временем перешло в глубокие доверительные отношения. Сколько вечеров напролёт мы провели вместе, разговаривая на далёкие от ножей или оружия темы, например, мы очень любили побеседовать о личных проблемах, религии и политике. Я очень отчётливо помню тот момент, когда Боб во время одной из затянувшихся до двух часов ночи бесед, приблизился ко мне на своём кресле и сказал: «Ты мне как сын, которого у меня никогда не было».

Интересы Джона и Боба во многом совпадали.
«Иногда мы с Бобом могли часами смотреть вместе фильмы. Его любимым фильмом был Smokey and the Bandit. Однажды мы посмотрели этот фильм три или четыре раза за одну неделю, и Боб всегда так весело смеялся, будто он видит его впервые! Ещё он очень любил фильмы с участием Клинта Иствуда и Джона Вейна».

В некоторых беседах Боб открывался своему подмастерью с другой, жизненной, стороны.
«Он очень часто рассказывал, как сильно любит свою жену – Йоши, как много для него значил Джим Мерритт в течение долгих лет, какой он талантливый мастер и настоящая «машина» в производстве ножей. Боб считал, в этой жизни каждому человеку важно найти занятие, которое он будет делать с любовью, и отдаваться ему всем сердцем. Он знал, что люди говорят о его заслугах, тем не менее, он не любил находиться в центре внимания».

С улыбкой Джон вспоминает времена, когда Джон гонял его как настоящего мальчика-на-побегушках.
«Я помню, как однажды я пришёл на работу, и Боб вручил мне кошелёк и отправил в магазин за набором для стрижки волос. Когда я вернулся в мастерскую и мы открыли набор, Боб выкатил своё кресло в холл, снял шляпу и приказал мне: «Брей её всю, мой мальчик!». И когда я побрил Боба, он посмотрелся в зеркало и произнёс: «Мы могли бы быть близнецами», и рассмеялся, поскольку я сам также стригся почти налысо».

Щедрость Лавлесса.

Те люди, которым когда-то помог Боб, в знак своей признательности дарили ему ножи, которые он часто передаривал своим друзьям. Так у Уилсона появилось несколько таких ножей. Особенно ему дорог нож, изготовленный Эдмундом Дэвидсоном.

«Я изготовил этот нож в мае 1987 года в военном лагере и подарил Бобу в знак благодарности за то, что он научил меня изготавливать ножи и помог на первых этапах моего вступления в найфмейкерский бизнес», говорит Эдмунд Дэвидсон. «Этот нож пробыл в мастерской Боба до 2005 года, а потом он подарил его Джону Уилсону. Потом Джон нашёл меня и пообщался на предмет моего ножа, так мы и подружились».

Ещё одним значимым подарком стал нож Gerber Mark II, который Боб подарил Джону на день рождения.

«Мы с Бобом вышли из мастерской немного прогуляться, и рука у Боба была спрятана за спиной. Через минуту он воскликнул: «С днём рождения!», и протянул мне коробку с надписью Gerber. Потом Боб рассказал мне историю этого ножа. Ещё в 1970 году Пит Гербер прислал Бобу этот нож, чтобы тот попытался разработать для него новый дизайн рукоятки. Боб выполнил его и переслал обратно Питу. Тот пришёл в полный восторг и решил подарить его Бобу. Боб хранил его долгие годы, и захотел подарить мне его как особенный подарок в честь дня рождения».

Джон также получил в подарок от Боба несколько других ножей, среди которых Gerber Guardian Prototype, который был выполнен в более раннем дизайне Боба.

«Внутри каждого гения есть как светлое, так и тёмное начало, однако Боб является, пожалуй, одним из единственных найфмейкеров, который так безвозмездно и щедро делился со всеми желающими своими профессиональными секретами и навыками,» - говорит Уилсон.

Боб Лавлесс заслужил признание как выдающийся найфмейкер и наравне с этим он заслуживает величайшего уважения, в первую очередь, как человек.

Уилсон, ставший достойным найфмейкером, признается: «Я считаю Боба Лавлесса настоящим человеком искусства, и я думаю, что те открытия в найфмейкерстве, которые сделал он, будут просто бесценными для следующих поколений мастеров. Я чрезвычайно горд тем, что мне довелось поработать в цеху Боба Лавлесса, посмотреть на то, как он работает. И, конечно же, я счастлив, что узнал его с другой стороны – как простого человека. Он называл меня сыном, и мне всегда казалось, что мы близки, как братья, как одна семья».

В каталог

Картинка для анонса: Array
12 Сентября 2011 года